Чтобы быть заподозренным в колдовстве, в прошлом не требовалось никаких показаний: обычный донос или анонимное обвинение считались вполне достаточным основанием и допускали применение пытки. В Европе было повсеместно принято, что нельзя казнить ведьму без её собственного признания вины, независимо от количества неблагоприятных для неё показаний. Но добровольно сделанного признания было недостаточно, оно должно быть сделано под пыткой, потому что только в этом случае, как предполагалось, оно шло из сердца и являлось подлинным. Первая стадия пыток была разработана для того, чтобы жертва испугалась. Это была так называемая подготовительная пытка. Обычно она была простой, но ужасной и эффективной. Начиналась она с угроз и продолжалась введением жертвы в комнату пыток, чтобы та могла увидеть, что ей предстояло вытерпеть. На этой стадии вызывания ужаса, палач должен был объяснить использование каждого инструмента и характер вызываемой им боли. Часто осмотр мог завершиться обвязыванием верёвок вокруг заключённого, возможно на дыбе. Ведьму раздевали и обвязывали верёвками вокруг конечностей, а иногда привязывали их к концам лестницы, чтобы тело медленно растягивалось при натяжении верёвок. В “Истории инквизиции” (Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium — Святой отдел расследований еретической греховности) Филипп Лимбох пишет: “Раздевание производится безо всякого уважения к чести и достоинству людей; раздевают не только мужчин, но и женщин, и девственниц, большинство из которых добродетельны и целомудренны. И их заставляют не только раздеться до нижней сорочки, но снять и её, и, простите за выражение, обнажить половые органы, а затем надеть грубое льняное одеяние”. Часто помощник палача насиловал женщину во время раздевания. Предварительной пытке уделялось настолько незначительное внимание, что во многих судебных отчётах она отсутствует и просто констатируется: “Заключённый признался без пытки”. Даже, когда заключённых раздавливали как виноград, в тисках или вытягивали наподобие кожаной шкуры на дыбе, это могло не считаться пыткой. Однако признание вины не было единственной и даже первоначальной целью пытки. Настоящие истязания приберегались для заключительной пытки, целью которой было обнаружить сообщников ведьмы, истязания Клары Гейслер, 69-летней вдовы из Гельнхаузена, являются наглядным подтверждением подобной цели. Она устояла перед тисками для больших пальцев, но, когда её ноги были раздроблены, а тело растянуто на большую длину, она жалобно завизжала и сказала, что всё, что они требуют от неё, является истиной: она пила кровь детей, которых воровала во время ночных полётов, и умертвила около шестидесяти младенцев. Она назвала двадцать других женщин, которые были с неё на шабашах, и сказала, что жена бывшего бургомистра возглавляла полёты и банкеты. Заключительная пытка состояла из двух ступеней: обычной пытки, за которой следовала вторая, чрезвычайная пытка. При этом к ногам заключённого, подвешенного за руки, связанные за спиной, привязывали тяжёлый груз и резко дёргали за конец верёвки. С помощью этого полностью выворачивались руки, ноги, локти, конечности и плечи. Никакие ограничения не препятствовали изобретательности судей по делам колдовства; так, судья Шультхайс в Эрвитте разрезал женщине ногу и влил в рану горячее масло. Специальные пытки, применялись в Бамберге, например, кормление обвиняемого солёной селёдкой, сопровождавшееся отсутствием воды — изощрённый метод, который можно сравнить с погружением обвиняемого в бассейн с кипятком, куда добавлялась известь. Другие способы обращения с ведьмами включали деревянную кобылу (скамью для порки), разнообразные виды дыбы, раскалённый железный стул, щипцы для ног и огромные колодки из кожи или металла, куда вливали кипяток или расплавленный свинец. Во время пытки водой её вливали в горло обвинённого вместе с мягкой тканью, чтобы вызвать удушье. Тряпку вытаскивали так быстро, что внутренности могло разорвать. Щипцы для больших пальцев представляли собой тиски, разработанные таким образом, чтобы сдавливать пальцы до основания ногтей, так чтобы сплющивание пальцев вызывало острейшую боль. Ведьм часто обвиняли в осквернении причастия. Обычным наказанием за это было вырывание кусков плоти раскаленными щипцами или отрубание руки перед сожжением заживо. При сожжении заживо предпринимались попытки продлить предсмертную агонию. Известный французский юрист профессор Боден рекомендовал сожжение ведьм “на медленном огне, поскольку эта боль несравнима с той, от которой “собирается заставить их страдать Сатана…” Сырое дерево вместо сухого хвороста замедляло горение, и делало смерть более длительной и болезненной…

The short URL of the present article is: //sakhir.net/ja02e