Магия Хаоса — одно из самых молодых течений в современном оккультизме. Движение Магии Хаоса зародилось в конце 1970-х  годов в Великобритании. Предтечей Магии Хаоса считается Остин Осман Спейр — английский художник, некоторое время состоявший в ордене Серебряной звезды Алистера Кроули, но ушедший оттуда для самостоятельной работы. Основная идея Магии Хаоса проста: самое главное в магии — это практика, никакие теоретизирования и интеллектуальные размышления не заменят реального опыта.

Наблюдаемые сдвиги в научной парадигме повлекли за собой изменение общей концепции магии. До последнего времени люди, практикующие магию, придерживались “Духовной” Модели, согласно которой Иные Миры реальны и населены различными пантеонами дискретных сущностей: элементалов, демонов, ангелов, джиннов и т. п. Задача мага или шамана заключается в том, чтобы разработать карту маршрутов в Иных Мирах и войти в контакт с их обитателями.

Магия Хаоса создана на основе научной фантастики, квантовой физики и всего остального по вкусу практикующих. Магия Хаоса дает возможность практикующим использовать все, что они считают необходимым, в их временной системе убеждений и символов. Главное — это полученные результаты, а не “аутентичность” рабочей системы. Таким образом, Магию Хаоса нельзя считать системой, поскольку она использует другие системы и приветствует изобретение новых.

Основные принципы Магии Хаоса

В отличие от магических систем, которые обычно опираются на определенную модель духовной и физической вселенной. Магия Хаоса строится на ряде “центральных принципов”, определяющих ее подход к магии в целом (впрочем, это не универсальные аксиомы, так что вы можете со спокойной совестью менять их):

1. Отказ от догматизма. Маги Хаоса стремятся не впадать в догматизм (если только временная система убеждений, которую они приняли, не требует от них проявления догматизма). Вместо догмы называются “котмы” (англ. dogma ассоциируется с dog (собакой), catma — c cat (котом). Собака — это преданность, кот — свободолюбие. Дискордианские котмы — это догмы наоборот). Таким образом, маги Хаоса оставляют за собой право менять взгляды, опровергать самих себя и приводить альтернативные доводы, которые могут быть убедительными или неубедительными. По их мнению, мы тратим много времени и энергии на то, чтобы всегда быть правыми. Что плохого в том, чтобы иногда ошибаться?

2. Личный опыт — превыше всего. Иными словами, никогда никому не верьте на слово, все проверяйте на собственном опыте. Магия жестоко пострадала от “кабинетных теоретиков”, которые увековечивали мифы и давно устаревшую информацию только потому, что им было лень самостоятельно экспериментировать.  Еще на раннем этапе маги Хаоса сделали удивительное открытие: если очистить любую конкретную технику практической магии от шелухи догматизма, личных убеждений и установок, она становиться очень простой в описании.

3. Техническое мастерство. С ранних времен Магии Хаоса бытует ошибочное мнение, что она предоставляет практикующим полную свободу делать все, что вздумается, особенно не заботясь об оценке и анализе своих действий. Но это не так. Магия Хаоса всегда требовала от практикующих трезвого самоанализа и настаивала на необходимости практиковать техники, с которыми вы экспериментируете, до получения желаемых результатов.

4. Декондиционирование (освобождение от обусловленности). Согласно парадигме Хаоса, одна из первостепенных задач обучающегося мага состоит в полном освобождении от системы убеждений, установок и искусственно навязанных представлений о себе, обществе и мире. Наше эго — это иллюзия устойчивой самости, сохраняющаяся только благодаря постоянным разграничениям вроде “это я, а это не я; это я люблю, а это не люблю”. Определенные убеждения относительно политики, религии, свободы воли; половые, расовые, культурные предпочтения и т. п. — все это способствует сохранению устойчивого чувства “я”, и даже сами наши слабые попытки разрушить эту устойчивость тоже позволяют нам ощущать себя уникальными индивидуумами. Выполняя упражнения по декондиционированию, мы начинаем расширять трещины в здании нашей консенсусной реальности, а это, можно надеяться, позволит нам меньше привязываться к нашим убеждениям и фантазиям, освобождаться от них или при необходимости модифицировать.

5. Разнообразие подходов. Как уже упоминалось, “традиционные” подходы подразумевают выбор одной конкретной магической системы. Магия же Хаоса приветствует эклектический подход, и ее адепты вольны выбирать любые магические системы, использовать любые религиозные, парапсихологические, литературные, телевизионные темы, и т. д. Если любых двух магов Хаоса спросить, чем они занимаются, вряд ли вы найдете в их ответах что-то общее. Вот почему так трудно дать точное определение Магии Хаоса, и это не очень-то нравится аккуратистам, которые любят, чтобы все подходы к магии были ясными, понятными и четко обозначенными.

6. Гнозис. Умение входить в Измененные Состояния Сознания по желанию — один из ключей к магическим способностям. Мы склонны проводить четкую границу между “обыденным сознанием” и “измененными состояниями сознания”. На самом же деле мы постоянно переходим из одних состояний сознания в другие, отличающиеся степенью внимания. Если же говорить о магии, то есть о намеренном вхождении в интенсивные измененные состояния, то у такого “Физиологического Гнозиса” есть два полюса: состояния Торможения и Возбуждения. В первый род состояний человека вводят такие физически “пассивные” техники, как медитация, йога, скраинг (прорицательная работа с магическими кристаллами, хрустальными шарами, зеркалами), созерцание и сенсорная депривация, а во второй — песнопения, барабанный бой, танец, эмоциональное и сексуальное возбуждение.

Теория хаоса — это теория многих дисциплин. Она применяется во многих областях знания — от изучения эпилепсии до колебания курсов ценных бумаг на фондовой бирже. Но самые поразительные выводы, к которым приходит теория хаоса, касаются нашего внутреннего восприятия мира на повседневном уровне. Мы считаем вполне “естественным”, что события развиваются в логической, линейной последовательности, а если нечто выбивается из такой последовательности, мы считаем это аномалией. Такая линейность отражается во всем, от математики до беллетристики, доходя до уровня, на котором представление о линейности мира срастается с нашим сознанием и считается само собой разумеющимся. Мы представляем наше восприятие мира именно таким, но это не значит, что в реальности мы воспринимаем мир именно так. В каком-то смысле теория хаоса показывает нам очевидное: одно событие может изменить последующие события и оказать колоссальное влияние на нас.

The short URL of the present article is: //sakhir.net/Icuym