Арабский термин sihr означает арабскую магию в качестве прикладной дисциплины. Всплеск интереса к магии и её изучение в средневековом, латинско-католическом христианском мире помогло сделать известными некоторые из наиболее пресловутых имен адептов арабской магии сихр, в том смысле, что многие из этих писателей были переведены на латынь и распространены в Средневековой Европе. Слово sihr было переведено как nigromancie (нигромантия) и в таком виде вошло в латинский мир, но необходимо заметить, что эти два термина не входят в один и тот же семантический регистр.
Искаженние смысла произошло из-за связи между словами мертвые (nekros), которая со временем стёрлась и постепенно исчезла совсем, так что приблизилась к определению «черный» (nigra) в значении «злой, злобный, демонический». Разница весьма существенна, так как арабский термин «сихр» гораздо более изменчив и самое верное, наиболее полное определение этому понятию дал андалузский математик аль-Маджрити (al-Maǧrīṭī):

то, чья причина скрыта от интеллекта большинства людей

(al-siḥr huwa mā ḫafā’alā’uqūl al-akṯar sababu-hu).

Следовательно, сихр являет собой форму оккультизма.

Коран упоминает об этом

Термин сихр появляется в Коране и поэтому является предметом исследований. Задача состоит не в том, чтобы точно знать, что такое сихр, а в том, что соотнести термин к времени говорящего, какие методы назначаются сихром и, по сути, должны быть осуждены. Поскольку Коран и хадисы не очень четко распространяются по вопросам точного юридического определения, практика магии имеет гораздо более двусмысленный статус в мусульманском праве (шариате), чем в средневековом христианстве. Связь со злом или смертью гораздо более слабая, о чем свидетельствует развитие концепции «законной магии» (siḥr ḥalāl), используемой для обозначения практики магии, которая не отвлекает от Бога и служит для достижения пользы и блага.

Плохие латинские переводы

Западное Средневековье широко распространяет латинские переводы великих книг арабской магии. Результатом этого стала смесь жанров, где арабские авторы изучались через призму христианских и латинских переводов своих произведений. Тем не менее, существуют серьезные различия между историей магии в средневековом латинском христианском мире и средневековым арабским исламском мире, что конечно же, предотвращает перенос первой модели анализа в исламскую цивилизацию.
Первое большое различие — последствия охоты на ведьм. Сахыр (араб. чародей, колдун) никогда не подвергался преследованиям как социальный архетип в Исламе в средние века. Безусловно, имеются некоторые факты казней за использование магии в исламском мире, но они очень редки, эпизодичны и более связаны с политическими делами (возможно, с преступными), чем с обоснованием магического факта.
Сихр часто относится к некромантии. Святой Исидор епископ Севильский (исп. San Isidoro de Sevilla, 560-663 гг.) рассказывает нам в своём 20 томном опусе Etymologiae, что некромантисты или некроманты (necromantici) — это те, чьи призывы, похоже, оживляют мертвых, чтобы они могли произвести дивинацию и ответить на заданные им вопросы. Потому что греческое слово nekrosen означает смерть, а слово manteia — предсказание. Некроманты также добавляют кровь к трупу, чтобы воскресить его. Говорят, что демоны любят кровь. Вот почему, когда практикуется некромантия, кровь и вода смешиваются, чтобы ускорить и облегчить приход демонов, привлекаемых пролитием крови.
Несколько лет спустя термин некромантия трансформируется в нигромантию (nigromancie), «называемую так, потому что она выливается в исследование мертвых, и мы видим, что сила заключается в том, что как утверждается, действительно служит для воскрешения мертвых, но которая однако, является ошибочной иллюзией, вызванной обманчивыми демонами и человеческим вероломством».

Законное и незаконное

Сихр халяль (siḥr ḥalāl) и нигромантия сразу заставляют нас по аналогии думать о белой и черной магии, этих двух главных категориях магии, которые очень часто диаметрально противоположны. Но стоит ли столь примитивно зацикливаться на этих догматах, которые как нам хорошо известно, являются иудео-христианским изобретением. Противостояние добра и зла не так нюансировано в арабской культуре, где Иблис (мятежный джинн, дьявол) — творение Аллаха. Мир джиннов и ифритов — это параллельная вселенная, существующая реально, как и тот мир, в котором мы живем. Вам не нужно задаваться вопросом, хорошо это или плохо, это так, вы должны просто принять это и всё.
Избегайте соблазна соотнести «законную магию» (siḥr ḥalāl) мусульманского права с идеей «белой магии». Оба основаны на очень разных видениях мира. Хотя «черная магия» используется для различных аспектов хорошего/плохого, «халяльная» магия находится в рамках исламского права. Даже если есть единодушие в том, чтобы осудить мага, который использует не божественные силы или совершает незаконные действия по магии, некоторые магические поступки не являются вредоносными или mauvais сами по себе, и только контекст позволяет адвокату определять законность того или иного действия. Например, убийство человека по магии может, по мнению юристов, интерпретироваться как обоснованное действие, при условии, что жертва является лицом, чья кровь считается законной (например, «тиран»). Законное и незаконное колдовство не перечёркивает идеи добра и зла, в их понимании как абстрактных, трансцендентных ноуменов (choses en soi). Естественная магия называется «белой», а запрещенная магия, называется «черной». Если в современном арабском языке используются «белая магия» (siḥr abyaḍ) и «черная магия» (siḥr aswad), возникает ложная иллюзия, что эти два выражения являются калькой таких же терминов в европейских языках, только лишь потому что не обнаружено никаких следов этого в Средние века.

Заключение

Самое главное помнить, что магия sihr не делает различий между комплиментарной магией и вредоносным колдовством. Термин sihr относится как к самым отвратительным злым заклинаниям, так и к тайным исцеляющим формулам, мусульманским амулетам, чтобы защитить себя, к талисманам и заклинаниям, будь то защитные или наоборот. Идея добра и зла должна быть удалена из ума, когда вы практикуете магический сихр. Об этих понятиях не может быть и речи, потому что что-то хорошее для кого-то одного может быть плохо для кого-то другого. Мы творим колдовство и заклинания, и точка.

The short URL of the present article is: //sakhir.net/lcBd0