«Я несколько раз видел и держал в руках
Камень Философов; по цвету он подобен порошку
шафрана, но тяжелый и блестящий, точь-в-точь
как истолченное в порошок стекло».
pierre philosophicale
  Алхимия, как и прочие оккультные искусства, базируется на вере в единство вселенной и взаимосвязь всех явлений природы. Принцип единства и упорядоченности алхимики обозначили как некое вещество под названием «Первоматерия», которое остается неизменным при любых обстоятельствах. Первоматерия является не материей в обычном смысле слова, а лишь потенциальной материей. Любое описание ее будет противоречивым. У Первоматерии нет никаких качеств и свойств, но в то же время она содержит в себе все возможные свойства и качества, ибо в ней заключена потенциальность всех вещей и явлений. Первоматерия — это то, что останется после того, как объект лишится всех своих характеристик. Вплоть до XVIII века и даже позднее алхимики были убеждены, что любой предмет можно лишить его характеристик, тем самым возвратив его в Первоматерию, к которой затем можно добавить другие, лучшие характеристики. Это воззрение покоилось на преобладавшей в то время теории устройства материального мира — теории четырех первоэлементов, разработанной Платоном и Аристотелем и усовершенствованной более поздними философами. Согласно этой теории (которая считалась практически неоспоримой вплоть до Роберта Бойля, подвергшего ее критике в XVII веке), вселенная была создана неким божеством или более мелким сверхъестественным существом, который сотворил или обнаружил Первоматерию, придал ей форму и одухотворил ее. Первыми порождениями Первоматерии стали четыре элемента – Огонь, Воздух, Вода и Земля. Каждому из этих элементов присущи по два из четырех основных качеств, свойственных всем вещам. Эти качества – тепло, холод, влажность и сухость. Огонь – горячий и сухой, Воздух – горячий и влажный, Вода – холодная и влажная, а Земля – холодная и сухая. Все в мире состоит из четырех первоэлементов, а различия между предметами и веществами объясняются тем, что эти элементы сочетаются в них в различных пропорциях. Если одно из качеств элемента изменить, он превратится в другой элемент. Когда горячий и сухой Огонь утрачивает качества тепла, он становится холодным и сухим, а следовательно, превращается в Землю (становится пеплом). Когда холодная и влажная Вода нагревается, она становится горячей и влажной и превращается в Воздух (испаряется). Эта теория играла в алхимии важнейшую роль, ибо допускала возможность трансмутации веществ. Золото — это смесь четырех первоэлементов, взятых в определенных пропорциях. Неблагородные металлы – смеси тех же элементов, но в иных пропорциях. Значит, изменяя пропорции в этих смесях путем нагревания, охлаждения, осушения и разжижения, неблагородные металлы можно превращать в золото.
Алхимики окутывали свои операции покровом тайны, часто тем самым вводя в недоумение своих собственных коллег. Из-за этого смысл многих алхимических процессов до сих пор невозможно расшифровать. Нередко алхимию называют невежественной матерью современной химии; однако этот аспект ее не особенно интересен. Ведь дело не только в том, что Философский Камень превращал неблагородные металлы в золото. Он еще и символизировал духовную трансформацию человека, переход из состояния земной нечистоты к небесному совершенству. Некоторые алхимики даже близко не подходили к лабораториям и осуждали попытки превращать свинец в золото как проявления стяжательства; но и среди тех, кто в поте лица трудился у тиглей и перегонных кубов, многие были убеждены, что сделать Камень может лишь человек, постигший сокровенные тайны вселенной. Выразить эти тайны обыденным языком было невозможно (даже если сбросить со счетов опасность, что они попадут в руки недостойных людей). Их можно передать лишь с помощью символов и аллегорий, а всю полноту их значения можно воспринять лишь посредством мистического опыта. Известно, что в современном оккультизме четыре первоэлемента считаются четырьмя состояниями, в которых может пребывать энергия. Огонь символизирует электричество или плазму, Воздух – газообразное состояние вещества, Вода — жидкое, а Земля – твердое. Любой предмет существует в одном из этих четырех состояний или в их смеси, и одно состояние можно преобразовать в другое. Практическим подтверждением теоретической возможности трансмутации для древних алхимиков служило кузнечное дело. Ремесленники Древнего Египта, где, по-видимому, и возникла алхимия на рубеже нашей эры, создавали серебряные и медные сплавы, внешне похожие на золото. Разнообразных сплавов такого рода было настолько много, что появилась сложная система терминов, с помощью которых торговцы различали разные виды «золота». В Фивах Египетских был найден папирус на греческом языке, датируемый приблизительно 300 годом до н. э., в котором описано несколько способов производства золота и серебра из других металлов; автор текста уверенно заявляет, что полученные вещества будут неотличимы от настоящих золота и серебра при любых испытаниях. В этих и других древних рецептах главной задачей представляется изменение цвета металла – добавление желтизны или белизны, чтобы конечный продукт выглядел, как золото или серебро. Древние ремесленники стремились, в первую очередь, подражать Природе и использовали сплавы и красители для производства материалов, похожих на природные вещества. Вера в возможность уподобить искусственные творения природным стала одним из фундаментальных принципов алхимии. Итог этому убеждению подводит максима, гласящая, что «самая близкая к природе и совершенная работа состоит в том, чтобы создать вещь, подобную себе самой».
Перед начинающим алхимиком стояла одна серьезная трудность: он не представлял себе, с какого исходного сырья начать свою работу. Многие мастера алхимического искусства сообщали лишь, что «субъект» Делания, то есть материал, с которым следует работать, встречается повсеместно и обычно считается бесполезным. Некоторые адепты считали, что «субъект» Делания — это сам аппарат, в котором совершается алхимический процесс, т. е. «философское яйцо» – яйцеобразный сосуд, из которого, как цыпленок, должен будет вылупиться Философский Камень. Кое-кто добавлял весьма ценное указание: Великое Делание следует начинать со слюны Луны или с семени звезд. Алхимик, не понимавший подобных инструкций, был вынужден действовать методом проб и ошибок. Он мог начать с какого-либо неблагородного металла или сплава; но пробовали также брать и множество других материалов.
Английский адепт XV века Томас Нортон из Бристоля в своем трактате» Правила алхимии» насмехается над дилетантами, безуспешно экспериментировавшими с травами и кореньями, разнообразными смолами, вербеной, мандрагорой, мышьяком, сурьмой, медом, воском, вином, волосами, яйцами, навозом, мочой и купоросом. Великое Делание следует начинать с самого золота (или, по крайней мере, нужно добавлять золото на каком-то из этапов процесса), ибо сказано, что без золота не сотворишь золота. С духовной точки зрения не вызывает сомнений, что «субъектом» Великого Делания является сам алхимик. «Ars totum requirit hominem»— Искусство требует всего человека. АЛХИМИК – одновременно и сосуд Великого Делания, и материал, заключенный в этом сосуде. В алхимии, как и в других областях оккультизма, истина окутана покровами символов и парадоксов, потому что каждый искатель истины должен прийти к ней самостоятельно. Оккультные искусства – это именно искусства: их высшие тайны можно постичь, но научить им нельзя. Подобрав исходный материал, начинающий алхимик сталкивался с очередной трудностью: теперь ему предстояло понять, какие операции следует проделывать с этим материалом. И снова начинался долгий путь проб и ошибок. Эксперты редко сходились друг с другом во мнениях относительно того, какие процессы необходимы для получения Философского Камня и в каком порядке их следует проводить. Древние авторитеты обычно утверждали, что Великое Делание состоит из четырех основных стадий и что отличительными характеристиками этих стадий являются четыре цвета, которые последовательно принимает материал в алхимическом сосуде, – черный, белый, желтый и красный. Эта последовательность цветов фигурирует уже в древнейшем из известных нам алхимических трактатов – в книге «Physika kai Mystika» («Физика и мистика»), написанной египтянином Болом из Мендеса около 200 года до н. э. По-видимому, эти четыре стадии соотносятся с четырьмя первоэлементами и с нумерологическим значением числа 4 управляющего формой и структурой всех вещей. Тем не менее, многое для меня оставалось загадочным: почему необходимо было совершать трансмутации и в чем различия между универсальным снадобьем, жидким золотом и эликсиром долгой жизни?.. Так что мне пришлось продолжить изучение тех принципов, на которых покоится герметическое искусство, дабы найти ответы на поставленные вопросы. В сочинении Гермеса Трисмегиста главное препятствие – невнятность; нужно признаться, что понять «Скрижаль» почти невозможно.  Подлил масла в огонь известный алхимик и философ XII века, автор двух фундаментальных трактатов, Артефий (Артефиус): «Жалкий глупец! Неужели ты в настолько наивен, что подумал, будто мы изложим тебе ясным и внятным языком величайшую и важнейшую из тайн? Неужели ты готов принять слова наши буквально? Уверяю тебя, тот, кто станет толковать написанное философами в прямом и буквальном смысле, непременно заблудится в тупиках лабиринта и не выберется из него никогда, ибо не обладает нитью Ариадны, которая могла бы его направить и вывести на верную дорогу, так что любые труды его окажутся тщетными, а деньги будут выброшены на ветер». Но… терпеливое изучение старинных текстов и более-менее ясных трудов некоторых герметистов позволило мне обнаружить весьма любопытный факт, Как я и подозревал, большинство из них оценивает свойства Камня с точки зрения медицины куда выше, чем с точки зрения трансмутации. В книге  «Двенадцать ключей философии» Василий Валентин советует читателям применять Философский Камень «с пользой для здоровья». В другом месте он уточняет: «Трактатом сим я желал показать тебе и открыть Камень Древних, пришедший к нам с небес для здоровья и утешения людей в сей долине скорбей, ибо Камень этот — величайшее земное сокровище, коим я по праву владею». Итак, Философский Камень, он же Порошок Трансмутации действительно существует!
Вот как описывает его современный адепт, который под псевдонимом Фулканелли выпустил где-то около 1920 г. две странные и восхитительные книги: «Обители философии» и «Тайна соборов»: «Философский Камень предстает перед нами в виде прозрачного, светопроницаемого тела, красного в массе, желтого после измельчения; он обладает большой плотностью и чрезвычайной плавкостью, хотя при любой температуре сохраняет свой характер, при этом благодаря своим качествам становясь жгучим, ярким, всепроникающим, неудержимым и несгораемым».
Обратите внимание: сам по себе Камень не обладает способностью совершать трансмутацию; он лишь позволяет приготовить порошок-катализатор, с помощью которого и происходит эта знаменитая операция. В твердом состоянии камень сплавляли с очищенным золотом или серебром. Порошок для трансмутации любого металла в золото  был красного цвета, а полученный с помощью серебра – белого.
Человеку всегда казалось, что природа поступила с ним несправедливо, отведя ему столь краткое существование и обрекая его смерти. Еще жители древнего Шумера, обитавшие на болотистых берегах Тигра и Евфрата, мучительно размышляли об этом. С глиняных табличек, испещренных клинописными знаками, сквозь спрессованные мгновения пяти тысячелетий доносится до нас полный скорби и непонимания голос:

Как же смолчу я, как успокоюсь?
Друг мой любимый стал землею,
Энкиду, друг мой любимый стал землею!
Так же, как он,  и  я  не лягу  ль,
Чтоб не встать во веки веков?

Почему боги, давшие человеку разум, не наделили его бессмертием?.. Но никогда человек не стал бы тем, что он есть, если бы ограничился причитаниями. Вот почему Гильгамеш, герой первого в мире эпоса, отправляется в опасный путь за далекое море, чтобы добыть там «цветок как терн», дарующий молодость и отодвигающий смерть.
Проходили годы и тысячелетия, менялись представления о добре и зле, умирали боги и рождались новые, но неистребимой оставалась эта мечта, эта вера, что есть путь, единственный среди множества, ведущий к бессмертию. Кто сможет сказать, сколько их было — безумных, безвестных, безрассудных, безымянных и отважных смельчаков и мечтателей, рискнувших отправиться по следам Гильгамеша и не дошедших до цели, сбившихся с пути и погибших на ложных тропах?..
Как бы ни велики были ошибки и заблуждения, вопреки всему, вопреки разочарованиям и неудачам, поиск путей продления жизни не прерывался. Все неудачи, ошибки, невежество и досадные промахи подвергались осмеянию, зато малейший шаг к успеху прочно замыкала тайна.
Вот, вероятно, почему сведения об успехах, которых удалось достичь на этом пути, крайне единичны, разрознны и малонадежны.
Есть, например, сведения о епископе Аллене де Лисле, лице, реально жившем в XII веке (он умер в 1278 году), занимавшемся медициной, — исторические анналы именуют его не иначе как  «универсальным целителем». Ему якобы известен был некий метод значительного продления жизни. Когда ему было уже много лет и он умирал от старости, при помощи этого средства Аллен сумел продлить свою жизнь еще на целых 60 лет.
На тот же примерно срок удалось продлить свою жизнь и Чжао Даолиню (34 — 156), также лицу историческому, основателю философской системы дао в Китае. После многих лет упорных опытов он преуспел в изготовлении некоего подобия легендарных «пилюль бессмертия». Когда ему было: 60 лет, сообщают летописи, он вернул себе молодость и дожил до 122 лет.
Когда Демокрита, тоже прожившего больше ста лет, современники спрашивали, каким образом ему удалось так удлинить свою жизнь и сохранить здоровье, он отвечал, что достиг этого благодаря тому, что всегда ел мед и натирал свое тело оливковым маслом.
Вероятнее всего, что древние действительно знали какие-то средства продления жизни, и даже на весьма значительный срок. Вполне вероятно, что поиски современной науки откроют в конце концов способы омоложения органов и тканей, и продления жизни на многие десятилетия, ведь даже знаменитый врач и ученый средневековья Парацельс писал в одном из своих трактатов: «Нет ничего, что могло бы избавить смертное тело от смерти, но есть нечто могущее отодвинуть гибель, возвратить молодость и продлить краткую человеческую жизнь». Давайте, однако, попытаемся представить себе и другое. А именно: из десятков, сотен и тысяч искавших эликсир вечной жизни, кому-то одному удалось открыть искомое снадобье (порошок или тинктуру), позволяющее продлить жизнь сверх нормального срока. То, что такое увеличение продолжительности жизни возможно, современная наука всецело признает. Сделав подобное предположение, зададимся вопросом: как стал бы вести себя тот, кто в действительности убедился, что подобное универсальное средство в его в руках?.. Ведь во всяком скольжении, во всяком хождении по краю есть великий соблазн??. N’est-ce pas???

Heimatlos M.A.O.T.C. Харьков

The short URL of the present article is: //sakhir.net/y6CXM