Термин «магия» охватывает как саму практику, так и чрезвычайно разнообразные прикладные дисциплины. Применительно к традиционно мусульманскому и в частности арабскому региону в Средние века, западный христианский термин магии не может быть переведён с точным смысловым сохранением его арабско-мусульманского эквивалента. Действительно, термин «сихр» часто переводится без всякого различия между магией и колдовством, из-за его скрытого осуждения в Коране и в пророческой традиции, но релятивистская истина такова, что данный термин не охватывает все практики и дисциплины, которые можно классифицировать в нашем современном мире термином «арабская магия».

Ажиотаж вокруг магии сихр

Понятие сихр также значительно изменялось на протяжении Средних веков.

¤ Первоначально:

Термин «siḥr» уже с самого начала был весьма запятнан и опорочен постоянным подозрением в ошибочности или шарлатанстве (это два способа, с помощью которых религия и наука взаимно осуждают «магию» и все оккультные науки). Затем можно наблюдать крайне двусмысленную тенденцию по мере развития этих сложных эзотерических дисциплин.

1. Частичная реабилитация сихра

Спустя некоторое время возникает стремление, так уж и быть, реабилитировать сихр, показывая, что только часть его действительно достойна осуждения.

2. Разграничение сихра в разных дисциплинах

И наконец, самый простой способ — это представить эту магию как множество магических дисциплин, классифицируя их все как самостоятельные дисциплины сихр.

Разнообразие источников, методов, используемых парадигм побуждает таким образом говорить больше о магиях (разных направлениях), чем об одной магии.

Арабская магия и исламская магия

Необходимо обозначить главный разрыв между магическими дисциплинами, претендующими на сирийские/халдейские, греческие или индийские традиционные версии и заключающийся в том, что магические дисциплины сихра относятся исключительно к исламским властям и неотделимы от практики мусульманской религии.

Различия между этими двумя великими течениями в средневековом арабском эзотеризме позволяют рассмотреть две основных концепции: арабская магия и исламская магия.

Концепция арабской магии объединяет множество магических дисциплин, разработанных на арабском языке, но где исламский пункт обусловливает только дискурс, а не саму практику.

Концепция исламской магии включает в себя синтезированный набор магических дисциплин в котором Коран и религиозная традиция являются стержнем и точкой опоры всей системы.

Магия и ислам

Не будет преувеличением сказать, что магия существовала всегда, с доисторической эпохи позднего палеолита, ещё на заре существования человечества (примерно 50 000 лет назад), а в случае с арабо-мусульманской культурой эта магия существовала задолго до рождения Ислама (именно тогда было распространено сохранившееся до наших дней убеждение, что колдовство основано на связи колдуна с джиннами). Однако необходимо углубиться в детали этих арабских и исламских практик.

Коран и традиция Пророка на самом деле являются основой арабо-исламской культуры. Они сохраняют это доисламское прошлое, о котором мы знаем относительно мало.

Эллинистический (особенно астрологический) вклад, которому способствовало большое количество переводов на арабский, сильно повлиял в период Аббасидов, начиная со II-го века хиджры (VIII-го века н. э.) появлению в арабской магии новой парадигмы, которая имела более общий характер и меньшее число изъянов (согласно закону диалектики о переходе количества в качество). Однако магия, разработанная аль-Буни или другими авторами между седьмым и тринадцатым веками, вбирает, поглощает и впитывает в себя, как этот эллинистический вклад, интегрированный с исламской цивилизацией, так и арабскую доисламскую традицию, к которой добавляется Коран и сунна (священное предание, хадисы).

Магия в Коране

Иудаизм и христианство осуждали магию. Некоторые стихи Ветхого Завета (в том числе рассказ о Моисее и чародеях фараона, иногда именуемых Янний и Ямврий, в 7-ой главе книги «Исход» и последующих) и Новый Завет (включая рассказ о Симоне Волхве в «Деяниях Апостолов» [гл. 8, ст. 5-24]) упоминают вопросы о магии в нескольких пассажах, иногда даже в явно бранных, иногда в более двусмысленных терминах.

Веря в преемственность этих двух монотеистических религий, Ислам также не мог игнорировать проблему магии, тем более, что во времена Пророка в Аравии существовали разнообразные магические практики. Эти методы были также сформулированы в кодексах многих стран вокруг Аравийского полуострова. Например, в вавилонском мире в нескольких исследованиях подчеркивается социальная роль мага, который может вращаться в высших сферах государства, быть приближенным конфидантом и советником единовластного правителя. Магия также кодифицируется законом, поскольку её использование для нанесения вреда субъекту осуждается в кодексе законов Хаммурапи (восемнадцатый век до Иисуса Христа) и в сборнике ассирийских законов (вторая половина второго тысячелетия до Иисуса Христа).
Традиционный конфликт и борьба между силой пророков и магической силой, общая для иудаизма и христианства, находит своё продолжение и в Коране. Исходный текст Ислама чаще всего использует термин «сихр» и его производные, чтобы поднять вопрос о магии. Констан Хаме (Constant Hamès — доктор в области антропологии мусульманского мира) посвятил этому вопросу целую главу в коллективной работе, составленной под его руководством, в которой он подчеркнул, что помимо появления корня «SHR» необходимо было учитывать корень «RQY», который фигурирует в 27-ом аяте (وَقِيلَ مَنْ ۜ رَاقٍ) суры Аль-Кийама в форме rāqī (заклинатель, экзорцист), термин al-ǧibṭ и лексика последних двух сур, используемых именно для целей экзорцизма. Это обусловило приближение магических практик в Исламе, но дальнейшее развитие этого тезиса выходит за рамки этой статьи.

Источник: La magie islamique et le corpus bunianum au Moyen Âge par Jean-Charles Coulon

The short URL of the present article is: https://sakhir.net/0exG0